August 6th, 2017

default

Уголок юного реконструктора-фальсификатора.

Не знал. Однозначно завидовать будем.



По утверждению Джадзотто, пьеса представляет собой реконструкцию, основанную на фрагменте из музыки Томазо Альбинони, найденном на развалинах разрушенной при налётах союзной авиации в конце Второй мировой войны Саксонской земельной библиотеки в Дрездене. Ремо Джадзотто опубликовал в 1945 году первую научную биографию Альбинони, в 1720-е гг. работавшего в Германии. Найденный фрагмент, согласно предисловию Джадзотто к первому изданию Адажио, содержал басовую партию и два фрагмента партии первой скрипки общей продолжительностью шесть тактов. Первая публикация пьесы целиком была озаглавлена: Ремо Джадзотто. Адажио соль минор для струнных и органа на основе двух фрагментов темы и цифрованного баса Томазо Альбинони (итал. Remo Giazotto: adagio in sol minore per archi e organo su due spunti tematici e su un basso numerato di Tomaso Albinoni).
Пьеса, с точки зрения критики, стилистически отличается от несомненных произведений барокко вообще и Альбинони в частности. В 1998 году известный музыковед и музыкальный педагог, профессор Люнебургского университета Вульф Дитер Лугерт в соавторстве с Фолькером Шютцем опубликовал в журнале «Praxis des Musikunterrichts» обзор проблемы авторства Адажио, включающий фрагменты писем из Саксонской земельной библиотеки, в которых утверждается, что такой музыкальный фрагмент из наследия Альбинони в собрании библиотеки отсутствует и никогда в нём обнаружен не был, так что сочинение в целом является безусловной мистификацией Джадзотто[1]. Точка зрения на Адажио Альбинони как более или менее оригинальное сочинение Джадзотто отражена, в частности, в популярной Хатчинсоновской энциклопедии[2], в справке звукозаписывающей компании «Naxos»[3], информационном материале известного журнала барочной музыки «Goldberg Magazine»[4] и других источниках.
Адажио — одно из самых исполняемых музыкальных произведений второй половины XX века
default

Уголок юного фальсификатора - 2

Тоже не знал. Оказывается, может собственных невтонов российская земля рождать.



Открытия начались после исследования текстов и мелодий с грампластинки «Лютневая музыка XVI—XVII вв.» Исследователи творчества ватиканского лютниста Франческо да Милано не нашли в каталоге произведений композитора ни одного, похожего на то, что исполнял Вавилов. Известно, что произведения да Милано внесены в ватиканские протоколы, а список его произведений был обнародован. Ещё больше неясного было с «Ave Maria» Джулио Каччини. Стилистический анализ показал: «…септаккорды по „золотой секвенции“, синкопы в басу, седьмая повышенная ступень в миноре, двойная доминанта… Такого в принципе не могло быть написано 400 лет назад»[5]. Музыковеды подтвердили невозможность создания этих композиций ни в XVI, ни в XVII веке. Ноты лютневых композиций, которые исполнял Вавилов на пластинке, отсутствуют в архивах и музыкальных библиотеках.
Расспросы родственников и тех, кто близко знал музыканта, доказали, что автором этих произведений был сам Владимир Вавилов. Так стало известно о ещё одной грандиозной мистификации в области музыки XX века.